?

Log in

No account? Create an account

April 9th, 2015

Вспомнился мне на днях случай почти двадцатилетней давности.  Жил я тогда в частном секторе, где вместо соседей по дому были соседи по улице. Было на нашей улице четыре ровесника: собственно я, мой друг Димка, и две девочки - Вика и Катя. И в общем как-то так обычно все друг с другом общались, ничего интересного. Ну, знаете, иногда мы играли в общие игры типа поля чудес или, прости господи, резиночек. А иногда, когда девчата начинали играть в куклы или дочки-матери, мы устраивали пиратские набеги и все им портили. Очередным летом я по обычаю отправился на пару недель погостить в деревню к бабушке. И вот по возращению началось самое интересное, расколовшее всю нашу дружбу между мальчиковой компанией и девчачьей, тянувшуюся еще с трехлетнего возраста, на до и после. Когда я вернулся, я заметил, что Димка и Вика украдкой держутся за ручки, куда-то постоянно уединяются, да и вообще ведут себя крайне странно для меня.

В то время на границе частного сектора началось строительство коттеджного поселка. Некоторые дома доводили почти до готового состояния, но по каким-то загадочным причинам забрасывали, оставляя распахнутыми для всех желающих: от шпаны, до бомжей. Естественно, и мы туда заглядывали. Нашей компашкой был облюбован один двухэтажный дом без крыши, получивший за внешнее цветовое сходство простое и скромное называние - Белый Дом. Надпись эта, кстати, была начертана нами на фасаде популярным тогда способом - листком хрена, который оставлял на кирпиче весьма долговечную отметку. Однажды, когда мы в очередной раз зависали в белом доме, я заметил, что Вика с Димкой куда-то пропали. Первая же идея осмотреть подвал навела меня тогда на картину, порвавшее мое детское сознание - эти двое стояли почти вплотную друг другу и изображали что-то похожее на поцелуй. Сказать, что я расстроился - не сказать ничего. Мир летел в тартарары. Мой лучший друг и наша общая подружка, которая очень нравилась мне, вместе делают что-то такое,  что создает их новое "мы", разбивая и уничтожая "мы" прежнее.  И все посиделки, все игры - все стало каким-то другим, каким-то более пресным. Это событие настолько повлияло на меня, что я завел свой первый дневник. В нем тринадцатилетний мальчишка пытался вылить свои корявые мысли на бумагу, чтобы хоть немного стало легче.

Спустя какое-то время после того случая в подвале, я начал вести скрытую борьбу под кодовым названием "отбить девчонку". Любезничал, цветочки с огорода носил, комплименты вроде даже какие-то говорил. Вика достаточно быстро все поняла и прямо сказала, что она с Димкой и на этом точка. Я настаивал, аргументируя тем, что нечестно вот так в мое отсутствие менять взаимоотношения, в которых я такой же равный участник. Результатом нескольких дней таких переговоров стала новость о том, что Вика назначает день икс, в который окончательно решит с кем из нас она будет. О, как я тогда воспрял духом! Я считал, что у меня шансов ну как минимум не меньше. Лев, что вы хотите. Помню даже - играли в казаки-разбойники и Димка как-то очень грубо остановил Викину попытку попасть на базу, всадив ей в спину пластиковую пульку из духового ружья. Мое внутреннее я тогда просто ликовало. Я считал, что это переломный момент и перевес симпатии на моей стороне.

Тот день, а точнее вечер, принятия окончательного решения я помню хорошо. На улице было уже почти совсем темно, мы выбрали место поспокойнее, присели на лавочку, и начался разговор. Вика обратилась ко мне с фразой: "Я выбираю его". Я не мог ничего понять - как так, почему, я же лучше. "Я с самого начала уже решила, что выберу его, -- продолжила она -- мы просто хотели тебя как-то подбодрить".